• избранноеДобавить в избранное

    Вот такой вот надуманный диагноз

    Имя Надежда

    Возраст: 66

    Пол: женский

    Я писала много жалоб в разные инстанции — результат был нулевой (первоначально это не была жалоба, а просто просьба о консультации, а жалобщицей меня сделали сами врачи). Почитайте мой отзыв от 24.12.2013 г.

    См. Отзывы о Ленинградской областной клинической поликлинике.
    24 декабря 2013 г.

    Надежда.

    Отрицательный: В 1985 году я консультировалась в этой больнице. Меня так проконсультировали, что и по сегодняшний день я остаюсь без медицинской помощи (сейчас 2013 год). Жалоба была одна: не могла после сна разгибать 5-й и 4-й пальцы после чрезмерной нагрузки на кисти рук (поднимала руду лопатой на конвейер — завод «Фосфорит»). Пальцы отскакивали как «пружина», при этом резкая боль при разгибании. Когда приходила на работу, то от нагрузки пальцы постепенно разгибались и вели себя обычно. Но после сна все повторялось снова. Из поликлиники г. Кингисепп меня отправили на консультацию вот с этой единственной жалобой. Консультанты невропатолог и травматолог поставили диагнозы: мионеврогенная контрактура и умеренный астено-невротический симптом (Ну-?). Сделали электродиагностику кистей — патологии не нашлось. Через несколько дней нетрудоспособности — выход на работу, после чего картина заболевания повторилась, добавился 3-й палец, позже все повторилось на левой руке. Повторно на консультацию отправлять не хотели («Мы с таким диагнозом — т.е. «Ну» — на повторную консультацию не отправляем»). ЭТО БЫЛО МОЕ ПЕРВОЕ УДИВЛЕНИЕ. Но я настояла на консультации. Приехала. Мне невропатолог говорит: «Вы или работайте, или идите к психиатру. Вам можно работать». ЭТО БЫЛО МОЕ ВТОРОЕ УДИВЛЕНИЕ. Удивившись, я говорю: «Дайте мне направление на консультацию к психиатру». За свою психику я была уверена, ничего не подозревая, пошла в областной ПНД (своими ногами, да, да). НО ЕСЛИ БЫ Я ТОЛЬКО ЗНАЛА, ЧЕМ ЭТО ДЛЯ МЕНЯ ОБЕРНЕТСЯ. Консультировали двое (мужчина и женщина). Так как диагноз был неясен, то предложили клинику неврозов (предварительно нахвалив эту клинику, что туда очень трудно попасть). Не хотелось соглашаться, но другого выхода не было. Очень надеялась на отборочную комиссию, но я им, видите ли, понравилась и меня взяли. Я была там несколько дней. Очень правильное определение для больных этой клиники (позже я об этом прочитала) — «это нормальное поведение человека в ненормальном обществе». Нормальному человеку там очень неуютно, противно. Я потребовали выписку через несколько дней. Заведующему я сказала: «Я очень надеялась на отборочную комиссию, что вы меня туда не возьмете». Он хлопнул по столу кулаком и крикнул: «Вон отсюда». Меня выписали на работу (причем без выписки). Купила медицинскую литературу, читаю, пытаясь что-то понять. Читаю клинику умеренного астенического симптома. И не знаю — плакать или смеяться. Голова не болит, сплю хорошо, плаксивости нет, настроение нормальное. Из какого пальца (или еще откуда-то) врачи высосали этот диагноз? Стала, по возможности, консультироваться у платных врачей, приезжая в свои выходные в Ленинград. Хирург-гомеопат, наконец-то, поставил верный диагноз (болезнь НОТТЭ) СТЕНОЗИРУЮЩИЙ ЛИГАМЕНТИТ кистей, исключить нагрузку на кисти рук. Позже я прочитала клинику этого заболевания — один к одному! Так почему же мне не хотели поставить правильный диагноз? Потому что это профессиональное заболевание? Я говорила, что в детстве что-то было с пальцами, они были согнутыми. Консультант невропатолог отвечала: «Забудьте то, что было в детстве. В таком возрасте это давно бы проявилось». Работу я бросила. Всеми правдами и неправдами приехала устраиваться в Ленинград, так как работать как специалист в лесном хозяйстве больше не хотела. Прошла медкомиссию на крановую машинистку на заводе «Большевик» (Обуховский завод). Выучилась, работаю. Стала ходить на занятия аэробикой. И вот в спортивном диспансере (было очень холодно той зимой 1987 года) врачи услышали шумы в сердце, попросили, чтобы я принесла разрешение от ревматолога. Сделали ФОНО-ЭКГ — диагноз ревматический порок сердца — МС больше МН. Читаю, что это для меня значит? Стало ясно, а именно: была в детстве ангина, после ангины было осложнение на кисти рук (я ведь говорила, что-то было с пальцами). Это была первая атака ревматизма. «Ревматизм лижет суставы, но больно кусает сердце». Значит сердце давно в процессе. Но я этого не знала, так как всегда считала себя самой здоровой. У врачей впервые появилась в 1985 году (в возрасте 34-х лет). Не было необходимости ранее обращаться, так как специалисты не проходят медкомиссии. С крана меня не сняли и к моему счастью, и несчастью (в литейном цехе). Работала пока не появились жалобы теперь со стороны сердца. Как только мое сердце послушают, так сразу к кардиохирургам отправляют. Я была (за 4 месяца – сентябрь-декабрь 1989 г.) в стационарах 1-го мед. им. Павлова (госпитализацию предложил сам профессор Углов), затем у Лейченко (1-й мед), чуть позже в ГИДУВ у Васильева. Все брали, чтобы решать вопрос о хирургическом лечении (лично для меня этот вопрос еще не стоял, мне хотелось почувствовать себя здоровой. Но увы!). Все дружно через какое-то время меня выписывали, советовав «ЛЕЧИТЬСЯ НЕ У НИХ». Все выписывали меня на работы, на кран. Уму трудно это понять, но так было. Без моего ведома психиатры с Невского ПНД (врач Попова) поставили меня на учет, хотя я к ним за медпомощью не обращалась. Пришлось обращаться на телевидение в 1991 году. Была создана комиссия 01.03.1991 г. во главе с психиатром Дунаевским В.В., была я приглашена, и эта несчастная Попова. Мне были принесены извинения со стороны председательствующего, сказали, что с учета меня сняли. Но и по сегодняшний день эта гнусная ложь тянется за мной. У меня сейчас 3 группа инвалидности (с 1992 г. проходила только кардиологические ВТЭК — сначала в Невском районе, затем из-за конфликта — в Московской кардиологической ВТЭК (председатель Чубакова — с 1998 г. бессрочно 3-я группа). Невская кардиологическая ВТЭК умудрилась запачкать мои втэковские документы опять же о якобы моем учете в ПНД. И ГорВТЭК подхватывал эту информацию и по телефонному радио медики продолжали лгать в моем анамнезе, в жалобах на состояние здоровья, редактируя все по-своему. Во все это трудно, конечно, поверить. Но медкарты с г. Кингисепп и из областной пол-ки у меня на руках. Я один раз в жизни заболела — и вот так меня опустили ниже плинтуса, оболгали мою Историю болезни. Я не говорю, что все медики такие, но их много. Я была в стационарах не один раз, везде была круговая порука. Я могла с активностью ревматического процесса не получать лечения, а быть выписанной. Сейчас у меня уже куча пороков: вторичный пролапс МК, МН 3 стадии, АоН 1 ст., ТК-1-2 ст. + приклапанная недост. пульм.,ИБС 2-3, нарушения ритма сердца (фибрилляция предсердий). В поздней стадии заболевания уже не может быть жалоб на отеки ног, сердцебиения, перебои, человек как бы заново здоров, но это не так и медики это знают. ВОТ ТАК МЕНЯ ПРОКОНСУЛЬТИРОВАЛИ В ОБЛАСТНОЙ ПОЛИКЛИНИКЕ НА ЛУНАЧАРСКОГО в 1985 ГОДУ. И как же мне после всего этого относиться к врачам? Стараюсь быть вежливой, не с них же брать пример. Но хочется обозвать их самыми жуткими словами, какие только есть в русском языке. Я вот, к сожалению, не ругаюсь матом. К счастью, не курю, не пью. Может мое послание кому-то из медиков пойдет на пользу.

    P.S. Операцию мне сделали в 03.03.2015 г. в центре им. Пирогова на Фонтанке, 154. Одномоментно выполнено протезирование МК, пластика ТК + АКШ (2 шунта). Мне, наконец-то, встретился кардиохирург от Бога. Это Шматов Д.В. Я успела заскочить в последний вагон.