• избранноеДобавить в избранное

    Семейная проблема

    Имя Ольга Васильевна

    Возраст: 34

    Пол: Женский

    В детстве я так часто видела, как моя бабушка, а затем мама страдала от периодического повышения давления, однако, сама всегда хорошо себя чувствовала и даже практически не болела с раннего детства, за что спасибо родителям, обеспечившим крепким иммунитетом. Однако когда я забеременела (это произошло довольно поздно – в 34 года), я пошла вставать на учёт. После дежурного опроса об анамнезе и хронических семейных заболеваниях, мой гинеколог посоветовала приобрести тонометр для периодического измерения АД, а также прописала слабенькие таблетки от гипертонии, как она сказала: «на всякий случай пусть будут под рукой».

    Скажу, честно — мы с мужем как раз активно готовились к появлению долгожданного первенца: практически полностью перестроили дачу, затеяли масштабный ремонт в квартире и уже начали покупать такие необходимые вещи, как коляска, кроватка и т. п. Поэтому я решила, что с моим здоровьем космонавта довольно дорогостоящий тонометр – пустая трата средств, которые можно употребить на более нужные сейчас покупки. Что было совершенно зря!

    В июне месяце мы решили осуществить семейную поездку на дачу, на шашлыки с обоими родителями и семьёй деверя. День был солнечный, но не сказать, что слишком жаркий. Я чувствовала себя превосходно, но внезапно, когда мы накрывали на стол, у меня потемнело в глазах, а очнулась я уже в теньке в окружении перепуганных родственников. Когда приехала скорая, фельдшер сказал, что, если бы не моя мама, которая сама всю жизнь была гипертоником, не взяла с собой свой тонометр с таблетками и не оказала первую помощь, сына мы могли потерять.

    Позже мой лечащий врач объяснила, что скачки АД у женщин во время беременности и менопаузы встречаются сплошь и рядом, а если ещё дополнительно имеется наследственная склонность как у меня, то необходимо проявлять двойную осторожность. В такие периоды женщина должна особенно бережно относиться к себе, не допускать показателей выше, чем 140/90, а уж тем более категорически не должна игнорировать предписания врача. Если бы мой скачок достиг 180 мм ртутного столба, то, вполне вероятно, произошел бы гипертонический криз, в случае которого медики боролись уже не за жизнь малыша, а за мою собственную.

    От мамы, уже в больнице на сохранении, куда меня немедленно положили, я узнала, что у нас в семье практически все женщины страдают гипертонией: кто начал с сорока, кто, как и я, впервые почувствовал её проявления во время беременности, а кто и вовсе — с ранней молодости, как бабушка. Ещё она сказала, что, если следовать всем предписаниям и понимать, что врачу виднее, какие меры предосторожности нужно принимать, то с хронической гипертонией можно прожить активной жизнью до глубокой старости, что вполне подтвердила моя бабушка – Афанасьева Анна Васильевна, скончавшаяся в возрасте 83 лет, больше 50 из которых она боролась с АД.